ПОКЛОН ВАМ ДО ЗЕМЛИ!

Вступление

поэт-публицист.

Поводом для рождения этого стихотворения послужил разговор с новоиспечённым кандидатом исторических наук, в котором молодой человек, совершенно забыв, кому он обязан жизнью, вальяжно расположившись в кресле, лихо и безапелляционно рассуждал о бездарности советского командования, «пушечном мясе» — так он называл солдат той жуткой войны, ошибках, промахах и т.п. Он с нескрываемой ненавистью отзывался о Георгии Константиновиче Жукове и генералитете советской армии. Я слушал и не мешал ему излагать свои мысли. Свои ли?..

Текст статьи

Поклон вам до земли! - Юрий Иванович Аруцев, поэт-публицист.Поклон вам до земли! ...Я слушал и зверел от ненависти к этому человеку, и его родителям. Какие учителя стоят у него за спиной, и есть ли у него Родина. Я не мог представить его в окопе рядом со своими сверстниками в том первом бою — самом страшном. Миллионы ребят — совсем мальчишек и взрослых мужчин, остались верны присяге и долгу и выполнили единственное, что должен выполнить человек на войне — выстоять, завалить врага, сравнять счёт, победить свой страх, задержать врага на час, на минуту, на секунду, из которой завтра сложится общая победа. Завтра! Отомстить за все и за всех сегодня, пока жив!
Поймёт ли этот человек когда-нибудь, ЧТО он мне говорил?

Я не был участником поисковых отрядов, но единственный раз в жизни видел, как поднимают останки ребят, как вскрывают медальон, оказавшийся пустым... Такое — не забывается. Это было под Новгородом.
Большое влияние на меня оказал и рассказ Андрея Николаевича Кочешкова, который принимал непосредственное участие в поиске и перезахоронении останков наших ребят. Особенно врезалось в память кощунственное желание представителей власти сфотографироваться НА ФОНЕ останков безымянных героев, не выделив ни копейки на погребение. Что и говорить! Мёртвые сраму не имут.
«А нашли меня случайно — молодой парнишка, чуть старше меня, лет двадцати, наверное. Сел на краю воронки, закурил незнакомым ароматным табаком, и с ленцой ткнул длинным щупом в дно. И надо ж, прямо в меня попал!
«Есть!» — воскликнул он. Мне было радостно, и удивительно — неужели?
Поклон вам до земли!.. Мужики! Найдите нас! Вместе мы тут воевали, потом лежали вместе. Хотелось бы и после не расставаться».
(Из рассказа Алексея Геннадьевича Ивакина «Мы погибнем вчера»)
Это стихотворение я посвящаю всем тем, кто принимал и принимает участие в поиске и перезахоронении останков советских военнослужащих — бойцов и командиров Красной Армии, павших на полях Великой Отечественной войны. Я посвящаю его ребятам, погибшим в своём первом и последнем бою, успевшим и не успевшим сравнять счёт.
 

ПОКЛОН ВАМ ДО ЗЕМЛИ!
ПОКЛОН ВАМ ДО ЗЕМЛИ!

Который год лежу я здесь, на рубеже,
И тишина у нас, и пули не свистят,
Не жмусь к земле, и страха нет уже,
Как дрался я — вам гильзы подтвердят.

 

Винтовочка со мной! Все эти годы.
Лежит подружкой, рядом, под рукой.
Берёзки русские над нами хороводы
Выводят тихо летнею порой.

 

Окопчик мой, сравнявшийся с землёю,
Наверно, не найти теперь, как и меня.
Свое последнее пристанище родное
Я выкопал с любовью, не спеша.

 

Я из него равнял свой счёт с фашизмом,
Смотря в прицел, как в поле из окна.
И мне казалось, что под небом чистым
Царят по-прежнему и мир, и доброта!

 

Я не в прицел, а в школьное окно
Смотрел во все глаза на нашу Сашку.
Я приглашу её, наверное, в кино,
Поймав в ответ улыбку нараспашку!

 

Мы думали о жизни и мечтали.
Я маму вспоминал, сестру мою.
По каске новенькой осколки запевали
Дурными соловьями песнь свою!

 

Попал в прицел во всем зелёном парень.
Он, видно, тоже маму вспоминал —
Упал, взмахнув, как крыльями, руками,
И гильза, как и он, к моим ногам.

 

Ещё вложил я за соседа справа!
Из гильзы струйкой, как душа — дымок...
Сосед что слева, то ли Ваня, то ли Слава,
Молчит, закончив первый бой не в срок.

 

Ведь утром же мы с ним ещё курили
Впервые в жизни, кашлем заходясь,
Не став мужчинами, о женщинах шутили,
Как девушке, Отчизне поклянись!

 

Осколок — сволочь — шустрый и лихой,
В лицо, вонзившись, пробежал в висок.
Промчался раскалённою струёй,
Вмиг оборвав все то, что я любил и мог.

 

И темнота. И ночь. Я терпеливый.
Так день за днём — пришёл и век другой.
Я был убит без боли. Я счастливый,
Жаль, был короткий, этот первый бой...

 

Так что ж так долго не выносят нас?
Своих, давно, зелёных немцы унесли.
И ганса первого, убитого ЗА ВАС
Они, уж верно, в списки занесли.

 

Который год лежу я здесь, на рубеже.
И тишина... и пули не свистят...
Не жмусь к земле — я сам земля уже,
А как мы дрались — вам гильзы подтвердят!

 

Мой медальон, наполненный водою,
Лежит поодаль — мне видать его —
Зарос он дёрном, засыпался листвою,
Навряд ли, братцы, вам найти его.

 

Без суеверий я успел его заполнить
И буквы выводил, как в классе, в аккурат.
Все образы родных пытаюсь вспомнить,
А все обрывки памяти летят.

 

У немцев медальоны — это сила!
А наш — дерьмо! Чуть что — прощай навек.
Хоть смерть нас одинаково косила,
Да наш пропал безвестным человек.

 

Не век же коротать под снегом и дождями —
Придёт черед когда-нибудь и мой,
И пропоёт родными соловьями
Салют солдатский над моей главой!

 

Мне повезло — я, словно, невредимый.
А чуть подальше — страшно говорить —
Сестричку нашу так накрыло миной,
Что не найдёте, что похоронить...

 

Она Ерастова с «нейтралки» дотащила!
Комбата нашего, а он уж не живой.
У девочки, откуда взялась СИЛА?!
То был последний для обоих бой...

 

Меня нашли, считай, почти случайно.
Парнишка, как и я, лет двадцати,
Присел на край и щупом ткнул нечайно,
Попав в меня — не в мину, в мать ити!

 

Вы б аккуратней, пацаны, ходили.
Тут их полно, прошедших через ствол,
Здесь больше нас снарядов находили —
На этом поле смерти ВЕЧНЫЙ СТОН.

 

Тут этого добра средь нас навалом!
И кучами, и россыпью лежат —
Земля, замешанная кровью и металлом —
А ты лопатой тычешь наугад!

 

Из года в год, а рвёт над нашим лесом
Протяжным эхом разрывной хлопок,
И чья-то жизнь с печальным интересом
Душой опрётся в неба потолок...

 

Чу! Звякнула лопатка! В сантиметре!
Эх! Не нашли сегодня. Завтра подберут —
Нас много на прострельном этом метре.
Ребята! Черти! Тут я! Тут я! Тут!!!

 

Вдруг, чувствую, меня уже находят!
Вот моего плеча едва коснулся щуп,
Я ВИЖУ — ослепительное солнышко восходит!
Как радостно, что люди здесь живут!

 

А вам твердят уж на исходе века,
Что с гансами мы плохо воевали,
Что командиры не щадили человека.
И что кроваво-долго отступали.

 

Вам все твердят — мы плохо воевали!
Отцам и жёнам, вашим малым детям!
Что будто Родину проспали-прозевали!
Я — мёртвый — но за всех ответил этим?..

 

Как хорошо, что вместе нас сложили:
Вот рядом Ваня, Женька и Асхат.
Как много нас! Как много нас побили!
Глянь в небеса — журавлики летят!!!

ПОКЛОН ВАМ ДО ЗЕМЛИ!

 
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Поклон вам до земли!.. 18 ноября 1941 года генерал Гальдер информировал Гитлера о том, что из 500 тыс. автомашин, задействованных на Восточном фронте, русскими уничтожено 150 тысяч. Ещё 275 тысяч разбиты до такой степени, что могут быть восстановлены только теоретически, для чего потребуется 200 тысяч тонн (!) запасных частей.
По донесениям Германского Верховного командования, спустя шесть месяцев после начала войны, Вермахт потерял в боях на Восточном фронте около 12 тысяч танков. Из них 5 тысяч немецкого производства, 5 тысяч французских, 1,5 тысячи трофейных советских и около 500 машин чешского производства. В боеспособном состоянии оставалось не более 3 тысяч танков различных модификаций.
Общие потери Германии за первый год войны составили: в авиации — 9273 самолёта, в артиллерии — свыше 30 тысяч орудий калибром более 75 мм, в живой силе — около 3 миллионов (!) военнослужащих.
За первые полгода войны!

Всего за полгода войны солдаты и офицеры Красной Армии перемололи сильнейшую армию мира, на которую работала вся Европа!
Вечная им благодарность и вечная память в веках!

Поклон вам до земли!..

 

«Интер-Пресса»    МТК «Вечная Память»   Авторы конкурса   Лауреаты конкурса   Журнал «Сенатор»

 
    Пусть знают и помнят потомки!  
2 535 просмотров

    
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(31 голос, в среднем: 3.7 из 5)

Материалы на тему

Материалы на тему