СБОРНИКИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ О ВОЙНЕ

Помни! Мир спас советский солдат!!!
День Победы над фашистской Германией — одна из главных памятных дат в истории нашего Отечества! Великий подвиг народов бывшего Советского Союза и его значение для нынешних и будущих поколений обязывают нас всегда помнить об этом. И поэтому в преддверии 60-летия Победы редакция Федерального журнала «Сенатор» приняла решение об учреждении и проведении Международного творческого Конкурса (МТК) «Вечная Память» вместе с Союзом писателей России.
МТК «Вечная Память» уже давно стал главным конкурсом России, который проводится в честь юбилея Победы. В рамках Конкурса (в 2005, 2010 и 2015 гг.) в нём приняло участие более 22.000 авторов из 45 стран мира, он привлёк к себе внимание и миллионов пользователей Интернета, в т.ч. школьников и студентов, учителей школ и преподавателей вузов, ветеранов-участников Великой Отечественной войны и их потомков, которые радовались такому открытому Конкурсу в Интернете о Великой Отечественной войне и её героях.
Медиа портал Конкурса (ныне — альманах «Вечная Память») стал источником животрепещущей информации о войне и её героях, а его материалы — часто темой школьных сочинений, ЕГЭ для старшеклассников, курсовых и дипломных работ студентов...
 

Карусель

 
 

Последние записи

МАЛЬЧИК ИЗ ЛЕГЕНДЫ

Мальчик из легенды... Мальчик из легенды... Сын полка, Гвардии сержант Александр ЭйхманПисьмо в редакцию было коротким: «Нашу местность освобождала 80-я Гвардейская Уманская Дивизия. В этой дивизии был сын полка — мальчик из советских немцев Саша Эйхман. Он свободно говорил по-немецки и очень хорошо играл на баяне. С баяном, в который был вмонтирован радиопередатчик, он не раз ходил во вражеский тыл и сообщал оттуда данные о противнике советскому командованию...».
Отец Саши умер очень рано. Мать, тихая, робкая женщина, с тревогой думала о будущем: как прожить одной с четырьмя детьми? В это время приехал свёкор.
— Слушай, Валентина. Давай-ка я возьму этого чертёнка к себе в лес. Так будет лучше и для тебя, и для него. Пусть он у нас хоть набегается вволю...
Чертёнок — это был шестилетний Саша. Крепенький, здоровый, но маленький ростом, он был всегда полон энергии и выдумки. Его прищуренные голубые глаза то и дело давали понять: опять он что-то замышляет. Уследить за ним было невозможно. И справиться — тоже. Поэтому после отъезда свекра с Сашей мать вздохнула с облегчением: одной заботой стало меньше.
Жизнь в доме деда-лесника была Саше знакома: ещё при отце он бывал здесь не раз. Понимал он, в отличие от матери, русской по национальности, и язык отцовых родителей, говоривших между собой по-немецки. У деда с бабкой Саша чувствовал себя вольготно. Ему нравилось все: и деревянный дедов дом, и живописная тайга вокруг, и речки Боганка и Увара, сходящиеся здесь. Но больше всего нравилась свобода. С утра и до позднего вечера Саша пропадал на речке, ловил рыбу или строил плот, один ходил в лес. Дед, знавший на своём участке каждую травинку, не боялся, что внук заблудится, и терпеливо учил мальчика азбуке тайги. Вскоре Саша уже различал следы в лесу, знал повадки зверей, умел ориентироваться по солнцу и по различным приметам. Часто дед брал его с собой на обходы, не раз с отдалённых участков посылал он внука домой одного, и ни разу тот не заблудился. Вскоре лес стал для Саши вторым домом, знакомым и родным.

ГОРЬКАЯ ПАМЯТЬ ДЕТСТВА

Горькая память детства. Украинский исатель-прозаик Василий Омельченко Горькая память детства. О той войне, сегодня уже далёкой, много написано книг, снято фильмов, но любой фронтовик скажет, что до сих пор о Великой Отечественной войне сказано еще не все и многое не совсем так, как было. Настоящую правду не принято было писать. Помню, в одной из своих документальных книг я поведал, как мать в голодный сорок пятый год бросила на вокзале свою дочку и сына. А потом через много-много лет они нашли свою мать, и встреча эта была не из самых радостных. Редактор, который славился тем, что после него ничего уже не будут вычёркивать, красным карандашом перечеркнул все эти драматические страницы: «низ-зя!..».
Многое было «низзя». Однажды я писал очерк «Без боя», а потом повесть о Степане Прасолове, человеке, вернувшемся с войны с обезображенным лицом. До этого я, как и многие читатели, был уже знаком с судьбами людей, которых постигла такая незавидная участь — лишиться своего лица: «Русский характер» Алексея Толстого, «Семья» Константина Тренева, «Просто любовь» Ванды Василевской. Во всех этих произведениях солдатская доля решена одинаково: израненного солдата не сразу, но узнали и приняли всей душой. В жизни же мне довелось видеть другое. Одна девушка, которая любила и ждала солдата, отвернулась от него, когда увидела, что сделала с ним война и вышла замуж за фронтовика с нормальным лицом. Другая девушка, дождавшись своего любимого, сперва вышла за него замуж, а потом ушла к другому, цинично объяснив свой поступок так: «Хлопцев-то не было — вот, дура, и вышла за него замуж...».
Написав повесть «Степан Прасолов», я послал её Константину Симонову. Мол, такие произведения, как «Русский характер», «Семья» и «Просто любовь», может быть, и были нужны во время войны и сразу после её окончания, но что судьба людей, подобных герою моей повести, от этого не становилась легче.
Константин Симонов ответил (потом это письмо было опубликование в «Известиях» и сочинениях писателя): «Вам, мне кажется, следовало бы задуматься о том, как прозвучит та правда, о которой вы пишите... Ведь самую горькую правду можно и нужно сказать людям, если она может им помочь, если благодаря этой правде они поймут, что и как им надо сделать, что и как изменить в своём поведении, в своих взаимоотношениях с людьми, чтобы добиться счастья, любви, найти свое место в жизни.
Я лично не убеждён, что сказанная в вашей повести правда способна оказать такое действие на человеческие отношения... Повторяю, мне кажется, что все это должно Вас, человека, видимо, хорошего, душевного, задуматься над этой жестокой стороной литературы».
*
Я не послушался совета классика и написал все-таки правду, руководствуясь народной мудростью: лучше горькая правда, чем сладкая ложь. К тому же зачем вводить в заблуждение поколение, которое не знает, как это было, что такое война и каковы её последствия. От лакировки пользы немного.
Войну знают и помнят не только те, кто с оружием в руках защищал Отечество, но и те, кто не получал повесток в военкомат — их дети. Мальчишки и девчонки военного времени познали голод и безотцовщину, оккупацию и эвакуацию, бомбёжки и надругательства фашистских захватчиков. Дети войны пережили все ужасы тех кровавых лет и это время оставило им незаживающие раны.
Дети войны страдали не только от фашистских пришельцев, но и от своей родной советской власти. Если твой отец попал в плен, на тебе клеймо сына изменника родины, врага народа. Если ты жил во время войны на оккупированной территории, к тебе нет доверия. Ну, а если ты был ещё невольным донором, у тебя брали кровь для немецких раненых лётчиков... а если ты родился от немца... отцов не выбирают, но как к тебе будут относиться твои сверстники?!
Все дети войны — жертвы её. Все дети войны — её великие страдальцы, и её последние свидетели. Свидетели ужасного и прекрасного, высокого и низменного.
Автор намерено оставил вне внимания великих страдальцев малолетних узников концлагерей, сынов полка, юных героев — о них написано немало хороших книг. А вот о поголовном большинстве детей войны, о рядовых её свидетелях и жертвах, которые жили незаметно, страдали молча, трудились наравне со взрослыми написано не столь уж и много.
Автор этих строк попробовал запечатлеть, так сказать, «живые голоса» последних свидетелей Великой Отечественной войны.

БАЛЛАДА О СОЛДАТЕ

Баллада о солдате Григория Чухрая«Мы прожили свою жизнь славно, мы сделали все, что может сделать гражданин для Родины и народа. Это наше богатство, наш скромный подвиг. Мы не выставляем его на показ. Зачем? Однако и прибедняться нам незачем...»
Гигорий Чухрай.

БОЛЬШОЙ ПАТРИОТИЗМ МАЛОГО НАРОДА

Писатель, педагог АЛЕКСАНДР ЭРДЫНЕЕВВ этом году, в связи с 60-летним юбилеем Великой Победы, праздничные мероприятия проходили особенно торжественно. Но наряду с ними, как бы параллельно, а иногда и со значительным опережением, в некоторых СМИ появлялись тенденциозные псевдо-документальные данные, фильмы, статьи, искажающие панораму как всей Второй мировой войны, так и отдельных её фрагментов, в частности. К этому же ряду следует отнести и провокационные высказывания некоторых общественных и политических деятелей, включая даже лидеров отдельных стран.
При этом нетрудно догадаться, что подобными манипуляциями в основном искажается значимость именно тех ключевых, переломных для войны и по сути определивших её исход битв, участником и победителем которых являлась Красная Армия (РККА). Размышляя по поводу этой довольно-таки масштабной попытки подмены исторических фактов и приоритетов, встречающейся даже в «альтернативных» школьных учебниках, невольно приходишь ко вполне закономерному выводу: эта пропагандистская кампания — не что иное, как самая настоящая война, только уже информационная (точнее, дезинформационная), конечная цель которой — внедрить в массовое сознание, как российское, так и мировое, ложное представление о подлинной роли нашей страны в разгроме фашизма.
Цинизм же тех, кто развязал эту кампанию, просто поразителен. Неужели они всерьёз рассчитывают на то, что мы, потомки этого славного поколения, не в состоянии разобраться в собственной истории? Возможно, они надеются, что после распада некогда могущественного Советского Союза, развала его экономики, наш народ уже не в силах защитить своё прошлое?
Так или иначе, но эти деятели (причем не только зарубежные «консультанты» и «аналитики», но и, к глубокому сожалению, наши отечественные), весьма последовательно добиваются своих деструктивных целей. Судя по всему, текущей задачей для них является о чернение центральной фигуры Второй мировой — советского воина-освободителя, который беспримерным героизмом и беззаветным служением Родине сумел доказать и убедительно показать всему миру жизнеспособность и моральный дух совсем молодого в ту пору, только приступившего к своему мирному, созидательному развитию Советского государства.

БЕЛАЯ РОЗА

Белая розаА что могло означать «Белая роза» — тайная студенческая антифашистская организация в Мюнхене?..
Лучше всего иллюстрирует это римская версия: ещё в средние века эти цветы были символом храбрости римских воинов-победителей, на чьи головы надевали венки из роз. В это же время роза белая носила в себе символ молчания: во время важных разговоров на стол ставили вазу с белыми розами — это означало, что все сказанное тут останется тайной и не подлежит разглашению. И неслучайно в обиходе итальянцев сохранилось выражение Sub rosa dictum — «сказано под розой, по секрету». Очевидно, потому мюнхенские студенты назвали свою тайную общину «Белой розой», как олицетворение храбрости и молодости, а действия её членов в условиях фашизма — тайными.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Огнёв Александр Васильевич — педагог, писатель, публицист, участник Великой Отечественной войны, лауреат МТК «Вечная Память». Заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических наук, профессор, член Союза писателей России. Сегодня на сознание и поведение людей в немалой степени влияет представление о том, какой была прошлая жизнь. Именно поэтому история России ХХ века и особенно события Великой Отечественной войны стали ареной острой политической борьбы. Известно: выстрелишь в прошлое из пистолета — будущее ударит по тебе из пушки. Сейчас же по советскому периоду истории палят из орудий всех калибров. В конце 50-х гг. военный теоретик У. Джексон выпустил в Англии книгу «Семь дорог в Москву», он охарактеризовал в ней вражеские нашествия на Россию с древнейших времён и сделал вывод: «Вооружённые походы на неё всегда терпели неудачу, как доказали вторжения шведов, французов и немцев. Больше того, размеры катастроф прогрессивно увеличивались с каждым последующим нашествием. Единственная надёжная дорога в Москву — путь викингов, давших конструктивные услуги, которые хотел и просил сам русский народ. Будем надеяться, что никто никогда не соблазнится осуществить вооружённое решение, которое, как учит история, потерпит неудачу и может повлечь за собой ядерное уничтожение человечества».

МАЛЬЧИШКИ, МАЛЬЧИШКИ…

Огнев Александр Васильевич, ветеран Великой Отечественной войны, член Союза писателей России. Заслуженный деятель науки РФ.Отец мой был невысокий, коренастый, ходил тяжеловатым твёрдым шагом, какой бывает у человека сильного, уверенного в себе. Казалось: если он встанет и не захочет сдвинуться, то его уже ничем не столкнёшь с места. Его считали в деревне правдолюбом, умным человеком. Он не матерился, не курил и не терпел водку и самогон, ограничиваясь в праздник кружкой пива. Правда, как я слышал, дважды в своей жизни он сильно напился. Первый раз на своей свадьбе. Ему было тогда семнадцать лет, дед после долгого нервного разговора убедил его в необходимости жениться: неожиданно умерла бабушка, в доме нужна была хозяйка, надо было поднимать и двухлетнего Толю (в одной семье дед и отец с матерью впоследствии не ужились, пришлось дедушке самому жениться на нелюдимой вековухе из Горшкова). Когда из хутора Пестова, где жила невеста, в морозный февральский вечер ехали домой в праздничных санках по лесной дороге, отец внезапно разбушевался, зачем-то снял и забросил в глубокий снег сначала один валенок, а потом и другой. Его уговаривали, упрашивали, ругали, а он перед всеми выкобенивался, не хотел надевать валенки и при этом кричал, что скоро он поедет учиться в город. Что стряслось с ним — одному богу, как говорится, известно.

НЕ МЫ ВЫБИРАЛИ СЕБЕ ЭТИ ДОРОГИ

Борис СотниковНичто не возникает само по себе из ничего, всему предшествуют причины. Никто не знает, с кем встретится, с кем расстанется навсегда, кому обрадуется, от кого заплачет, с чьей судьбою трагически переплетёт собственную жизнь и как её проживёт. Всё познаётся со временем. Но означает ли это бессмысленность подведения исторических итогов для следующих поколений людей? Ведь и они не смогут спрогнозировать своего будущего, потому что всё течёт и диалектически изменяется. Но, как показывает опыт, накопленный Человечеством, жизнь изменяется по спирали: что-то полезное повторяя, отметая ошибки, чтобы достичь очередных вершин-достижений. Стало быть, без анализа допущенных ошибок нам не обойтись. И мы, оставляя потомкам свои размышления об итогах пройдённого нами пути, делаем полезное дело, отвечая по-своему на так называемые «вечные вопросы Человечества»: «В чём был смысл нашей жизни?», «Что нужно делать?», чтобы улучшить её, «Кто был виноват?» в том, что натворили кучу страшных ошибок, последствия которых частично достанутся следующим поколениям; «Как стать человеку Человеком?» и «Что такое Счастье?», к которому нужно стремиться всем сообща?»

ДЕВУШКА НА КОНЕ

Наталья БелебаВ рубрике «60-летию победы посвящается» за два с половиной года я познакомила наших радиослушателей со многими сахалинцами — ветеранами Великой Отечественной войны. Гостями программы «Армейский час» были артиллеристы и пехотинцы, лётчики и моряки, танкисты и даже два наводчика легендарных «катюш», фронтовой шофёр, медсестры и санитарки медсанбатов и полевых госпиталей, партизаны, участники прорыва блокады Ленинграда и боев за освобождение Сахалина от японских милитаристов, люди, пережившие фашистскую оккупацию. А совсем недавно я познакомилась с гвардии старшим сержантом, командиром отделения конной разведки Юлией Ивановной Смирновой, живущей в Южно-Сахалинске.

ПОМИНКИ

Сергей ехал в деревню. Не был там уже наверно лет семь. Дед заболел, и поехать не смог, а было необходимо. Оформлял пенсию, потом стали нужны какие-то справки из сельского совета. Владимир Петрович — дедов брат, сумел всё подготовить. Нужно было только забрать.
Поездку подгадали к девятому мая, выходных два, можно успеть — всё проверить и вернуться без спешки. Старики: Владимир Петрович, которого Сергей, как и отец называл дядей Вовой, и его жена Ольга Поликарповна — тётя Оля, давно поджидали родственника и по телефону попросили племянника уговорить Сергея остаться ночевать. Отец велел уважить родню. Сергей долго препирался. Всё же два выходных впереди, но согласился.
Дорога была прекрасная, мотор новой отцовской машины ровно рокотал, из динамиков лилась модная мелодия, в открытое окно врывался тёплый, свежий и влажный ветерок. Сергею было хорошо. «Нельзя мужчине без машины» — думал он: «вот закончу институт и надо как-то покупать свою».
У дороги мелькали чёрные поля, зеленеющие колки, попадались все какие-то одинаковые деревни, казалось, и люди тут должны жить такие же одинаково-серые, неинтересные. Сергей обогнал несколько развалюх, всё москвичи да копейки. Было весело, и он посигналил какому-то дедуле с прищуром, глядящему на дорогу сквозь грязное стекло дряхлого москвичёнка. Через полчаса Сергей подъезжал к дому. Дядя Вова уже поджидал на лавочке у ворот. Постаревший, сидел в клетчатом с наградами пиджаке и серой кепке.

Журнал Анна Герман